08605a1a

Рясной Илья - Вечный Кайф



Илья Рясной
Вечный кайф
Автор выражает благодарность за помощь в создании этой книги начальнику
отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотиков УВД Северо-Восточного округа
Москвы Анатолию Фалееву и его сотрудникам.
Я провел ладонью по шершавой жестяной поверхности. Отряхнул руку от
ржавчины. Прошептал:
- Крепко закрылись, моллюски.
Арнольд еще раз приложил ухо к двери. Пожал плечами.
- Глухо, - он тоже шептал. Мы не в том положении, чтобы афишировать свое
присутствие. - Они точно там?
- Точно бывает только в аптеке, - резонно заметил Асеев.
Из квартиры этажом ниже послышался шорох. Панельный дом - чудо инженерной
мысли. Его творцы будто задались целью сделать так, чтобы малейшие шорохи
разносились с первого до последнего этажа - чтобы, наверное, вероятный противник
незамеченным не подобрался.
Загудели трубы - этажом выше кто-то включил водопроводный кран. А за ржавой
металлической дверью - тишина. Но они должны быть там - человек пять-шесть.
- Как возьмем? Тут кувалда нужна, - Арнольд кивнул на дверь. "Глазка" нет,
так что можно не опасаться, что сейчас налитый кровью вражий глаз следит за
нашим военным советом.
Дом был изгаженный, а этот этаж, третий, особенно. Толпы наркоманов,
которые побывали в этой квартире, отметились на стенах образцами настенного
жанра - надписями по-английски и на матерном русском, похабными рисунками,
названиями каких-то улетных металлогрупп и кислотных песенок. Мне стало обидно
за людей, которые делят дом с поганцами, наслаждающимися жизнью за этой дверью.
- Может, прозвоним? - предложил Арнольд.
- Ага. Ментовкой представимся. Они весь "белый" в унитазе потопят, -
отмахнулся Асеев.
- И обрез ружья у них, - напомнил я для забывчивых. Я поднадавил плечом на
дверь, запоздало подумав, что это не лучшим образом скажется на чистоте моей в
первый раз надеванной светло-голубой рубашки. Дверь немножко качнулась, и
трещина на стене рядом с ней, как мне показалось, чуть расширилась.
- Топорно сработано, - оценил я. - Слабовата.
- И что? - осведомился Арнольд.
- А смотри.
Я набрал в легкие побольше воздуха, прижмурился и залепил ногой в тяжелом
ботинке сорок пятого размера в металлическую дверь.
Что-то хрустнуло... Нет, слава те, Господи, не в ноге, а в стенке.
- Биндюжник на тропе войны, - хмыкнул за моей спиной Арнольд.
- Киборг-пропойца, - добавил Асеев.
- Эх, - не с каратистским кряканьем, а с молодецким кличем снова врезал я
по двери.
Получилось убедительно. На лестничной площадке будто взорвался снаряд.
Сверху посыпалась штукатурка. Столбом поднялась цементная пыль. Вылетел кусок
стены, а вместе с ним с жутким жестяным грохотом провалилась и дверь.
Я отскочил в сторону, пропуская ребят.
- Лежать, суки! - с многообещающим криком моя братва ворвалась в
однокомнатную квартиру.
Но там и так все лежали... Почти все.
В нос шибанул запах гнили и тления. Здесь царил мерзкий дух немытых тел и
тупой безысходности. Здесь был наркопритон. Однокомнатная квартира так и была
обозначена в "АС" - агентурном сообщении - как притон для употребления
наркотиков - героина.
- Батюшки-светы, - прошептал Арнольд, застыв посреди комнаты.
Не нужно быть медиком (достаточно опером по наркотикам), чтобы понять -
улеглись пятеро человек здесь, на заплеванном, заваленном огрызками и объедками,
залитом какой-то липкой дрянью полу с намерением больше не подниматься.
- Жмурики, - деловито отметил майор Асеев. Впрочем, жмуриками (читай -
мертвяками, кадаврами, трупами) были здесь не все. О



Назад