08605a1a

Рясной Илья - Ответный Удар



Илья Рясной
Ответный удар
Мир в миг превратился в ад. Он взорвался страшным грохотом, насквозь
продирающим скрежетом, звоном вдребезги бьющихся стекол, приглушенными
короткими криками. И болью. Некоторыми людьми боль владела считанные мгновения.
С другими она осталась надолго, по-хозяйски обосновавшись в истерзанных телах.
А ведь только что поезд Москва — Архангельск мчался через ночь со
скоростью семьдесят километров в час, и самые большие неприятности, которые
грозили ему, — ставшие обыденными опоздания. Люди спали, пили чай или что
покрепче, мирно беседовали. «Новых» и «старых» русских, беженцев, военных,
железнодорожников, селян и вагонных шулеров объединяла принадлежность к этому
скорому поезду — они все были пассажирами. Но в игре вселенских сил им суждено
было сродниться еще больше, всем предстояло стать жертвами, обреченными на боль
и смерть.
Колеса налетели на посторонний предмет, умело прилаженный к рельсам.
Многотысячетонная громада сорвалась с железнодорожного полотна и рухнула под
крутой тридцатиметровый откос. Еще недавно казавшиеся крепкими и надежными
вагоны теперь были смяты и покорежены, как раздавленные игрушки из фольги.
Локомотив и первый вагон с чавканьем ушли в темную воду реки. Наступила
оглушающая тишина. Через секунду ее разбил истошный женский крик. Кто-то еще
мог кричать.
... Лопасти вертолета с красным крестом молотили воздух над местом
катастрофы. Сновали машины милиции и «скорой помощи». Оцепляли место
происшествия сотрудники МВД и военные. Сноровисто трудились работники
Министерства по чрезвычайным ситуациям. Как вампиры, питающиеся чужими
несчастьями, в отдалении кружили телевизионщики. Переполненными оказались и
местные больницы и морг.
Произошел теракт — это установили без труда.
Начальник Северного УВД на транспорте был мрачен, под языком у него лежала
таблетка валидола. Кажется, за тридцать лет беспокойной милицейской службы
генерал уже привык к всему, но сейчас у него заныло сердце. С возвышенности он
озирал место трагедии. Рядом с ним стоял начальник областно го УФСБ —
подтянутый, крепкий, худощавый полковник.
— Заколдованное место, — сказал начальник УВДТ. — Шесть лет назад
работяга, которого выгнали с железной дороги, решив подложить свинью мастеру,
приладил на рельсы брус. Хотел пустить поезд под откос. Чудом брус увидела
спешащая на работу обходчица.
— Мир совсем с ума сошел, — покачал головой начальник УФСБ. — Стрелять
надо этих бешеных собак.
— Сначала надо их найти.
— Найдем. Иначе на черта мы нужны!
— Твоими бы устами... — вздохнул начальник УВДТ.
Но террористы сами не пожелали оставаться в тени. О своей причастности к
Теракту заявила новая экстремистская организация — «Социал-дворники»...
* * *
Сергей Валеев с отчаянием смотрел в бледно-голубое жаркое небо. Он ждал
«вертушек». Но что-то нарушилось в привычном порядке вещей. Вертолеты должны
были быть еще три часа назад, но они не появились, и, казалось, никогда не
появятся. Оставалось лежать за камнями душманского СПС (стрелково-пулеметного
сооружения) и стрелять по врагам, которые рвались в новую атаку.
На рассвете его рота во взаимодействии с другими подразделениями спецназа,
не потеряв ни одного человека, выбила бойцов ИСОА (Исламского союза
освобождения Афганистана) из укрепленного района в провинции Кунар — взяли
опорные пункты, сторожевые посты предупреждения. «Духи» отступали к
афгано-пакистанской границе, находившейся совсем рядом, и попадали под
шквальный огонь. По расчету сра



Назад